В каких случаях невозврат кредита может обернуться уголовным преследованием

330

Яна Яковлева Председатель некоммерческого партнерства «Бизнес-солидарность», Москва


На какие вопросы Вы найдете ответы в этой статье

  • По каким статьям Уголовного кодекса Генерального Директора могут привлечь к ответственности за невозврат кредита
  • Выгодно ли банкам возбуждать уголовные дела в отношении руководителей

Также Вы прочитаете

  • История наемного Генерального Директора, которого обвинили в незаконном получении кредита на развитие бизнеса

Генеральный Директор не может быть одновременно и юристом, и бухгалтером, и финансистом. Поэтому он и создает на предприятии аналитические, юридические и прочие отделы, сам же контролирует общий вектор работы и развития предприятия. Однако по российским законам Генеральный Директор несет ответственность и за юриста, и за рядового менеджера, и за финансиста. В этом пункте российское право отличается от западного. В американском праве, например, существует такое понятие, как уголовная ответственность юридических лиц. Норма применяется давно (первый судебный процесс над юридическим лицом прошел в Америке 100 лет назад), и понятно, почему она появилась: ведь претензии властей могут касаться деятельности предприятия, а в нем много ответственных лиц и невозможно выделить одно конкретное. Предприятие, конечно, нельзя посадить, но его можно оштрафовать на любую сумму и даже довести до банкротства.

В России другая ситуация. У нас судьба предприятия, а точнее его Генерального Директора, находится в руках милиционера.

Схема привлечения к ответственности за незаконное получение кредита

В Уголовном кодексе есть статья 176 «Незаконное получение кредита». Сегодня ее все чаще применяют к руководителям. Так, недавно по этой статье осудили Генерального Директора ЗАО «МТС-Сервис» (об этом сообщено на сайте Прокуратуры г. Белгорода 3 марта 2009 года). В виде наказания избрали штраф – 60 тыс. руб. Или другой пример – Генеральный Директор холдинга «Кристалл-Групп», в который входил Чернянский сахарный завод. В сентябре этого года его приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении (подробнее см. ниже).

С точки зрения следствия процесс взятия кредита выглядит так: Генеральный Директор дает распоряжение всем службам сфальсифицировать отчетность предприятия, чтобы ввести в заблуждение банк. Для этого главный бухгалтер «подделывает» бухгалтерский баланс, различные формы отчетности по активам, долгам предприятия. Кредитный комитет банка рассматривает отчетность, анализирует показатели и одобряет выдачу кредита. Потом, предположим, на предприятии происходит дефолт, кредит не погашается. Генерального Директора обвиняют в том, что кредит он взял незаконно, «подделав» отчетность. Но как можно подделать бухгалтерский баланс, который регулярно сдается в налоговую инспекцию? Можно, конечно, умолчать об уже взятых кредитах и таким образом улучшить показатели компании, но ведь кредитному комитету банка нетрудно это проверить. Другое дело, если банк заинтересован в выдаче кредита вне зависимости от показателей компании. Но тогда банк – соучастник, а не потерпевший. Очевидно, что эта статья просто используется для преследования конкретного Генерального Директора. Кстати, из общения с банкирами следует, что не в их интересах возбуждать уголовные дела в отношении руководителей (только если эти люди не являются явными мошенниками), так как в этом случае банк вряд ли сможет вернуть выданные деньги.

Рассказывает практик

Сотрудник российской лизинговой компании (на условиях анонимности)


Надо понимать, что причины невозврата денег банкам и лизинговым компаниям могут существенно различаться: встречаются настоящие мошенники, которые берут кредит только для наживы, а бывают предприятия, которые не могут расплатиться из-за кризиса.

Наша главная цель – вернуть деньги, поэтому в отношении руководителей, компании которых оказались в трудном положении, мы не заинтересованы возбуждать уголовные дела. С такими клиентами стараемся договориться, идем на реструктуризацию долгов. Если же понимаем, что компания не сможет выкарабкаться, предпочитаем возвращать средства через процедуру банкротства.

Если видим, что имеет место мошенническая схема, обращаемся в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела. Сейчас начали подавать такие заявления и по проблемным кредитам. Например, у нас был клиент – вполне надежная компания. Из-за рейдерской атаки бизнес рухнул, в итоге Генеральный Директор попал в такое положение, что не может вернуть кредит. Он пытался нормализовать ситуацию, но, когда понял, что его подставил партнер, решил сбежать.

К таким инструментам, как уголовное давление, прибегают все-таки в последнюю очередь, и применяется оно в отношении отъявленных мошенников. Проблема здесь еще в том, что возбудить уголовное дело по статье 176 «Незаконное получение кредита» очень сложно: доказать злой умысел почти невозможно. Поэтому банки и лизинговые компании предпочитают обосновывать возбуждение уголовного дела по статье 159 «Мошенничество» – она более действенная. Ведь если предприятие получило кредитные деньги (средства поступили на счет), а потом по выписке видно, что они сняты, то есть их куда-то вывели или использовали не на те цели, то это фактически является мошенничеством и банку больше не надо ничего доказывать.

Возможно, другие банки (скорее, крупные) чаще обращаются к статьям Уголовного кодекса для преследования тех, кто не возвращает кредит. И прецеденты, конечно, есть. Но, на мой взгляд, они так поступают в первую очередь для отчетности перед собственником (мол, мы сделали все, что могли). А в целом банку не выгодно, если Генеральный Директор или собственник сидит в тюрьме. Это значит, что деньги банк не получит никогда. А банки все же пытаются вернуть активы.

Кому выгодно посадить Генерального Директора

Сегодня статья 176 УК РФ становится удобным способом захвата предприятия, ведь при рейдерской атаке главное – нейтрализовать Генерального Директора, который часто еще и владелец бизнеса. Руководитель компании, судя по российской правоприменительной практике, – самое уязвимое лицо. К нему относятся претензии всех органов. Часто, возбуждая уголовное дело, следователи подбирают Генеральному Директору соучастника, например главного бухгалтера, и называют их преступной группой1. На практике почти любое экономическое дело совершается организованной группой, собранной из работников компании. Получается, что при сегодняшнем отношении правоохранительных органов к бизнесу, при их активном участии в переделе собственности Генеральный Директор – очень рискованная профессия. Ситуация с Юрием Рудаковым, руководителем Чернянского завода, – типичная. Следствие не принимает в расчет ни наличие в банке кредитного комитета, одобряющего сделку, ни финансистов и бухгалтеров завода, готовящих документы для банка. Во всем виноват только Генеральный Директор.

1Яна Яковлева вместе со своим партнером по бизнесу несколько лет назад также были обвинены в экономическом преступлении и почти год провели в СИЗО. Впоследствии все обвинения с них были сняты. Подробнее об этом читайте в интервью с Яной Яковлевой (ГД. 2009. №1. С. 84–90).

Пример из практики

Ирина Зорина – дочь Юрия Рудакова, бывшего Генерального Директора холдинга «Кристалл-Групп», в состав которого входили Чернянский сахарный завод (Чернянский район Белгородской области), а также сельскохозяйственные предприятия и предприятия по переработке сельхозпродукции. Юрий Рудаков руководил заводом (а позднее и всем холдингом) более 20 лет. Однако вот уже почти два года он находится в белгородском СИЗО №1 по обвинению в организации незаконного получения кредита и уклонении от уплаты налогов. В настоящее время Ирина Зорина выступает со стороны защиты своего отца.

Локомотивом холдинга, который возглавлял Юрий Рудаков, выступал сахарный завод. В целях экономической эффективности год за годом холдинг расширялся: присоединялись различные предприятия – сырьевые, мясокомбинат, молокозавод, ремонтно-механический завод (всего – 17 юридических лиц). Модернизировалось производство, проводилась работа по расширению ассортимента продукции (освоено производство фигурного сахара-рафинада, продукции HoReCa), предприятие прошло аккредитацию по стандарту ISO. Для реализации проектов использовались кредитные ресурсы с коротким сроком погашения, «длинных» кредитов банки не давали. Кредиторами выступали банки (среди них крупнейшие – Сбербанк, ВТБ) Белгородской, Воронежской, Курской областей, с которыми холдинг работал много лет.

Сахарный завод был градообразующим предприятием, сумма уплачиваемых им налогов составляла около 60% налоговой базы Чернянского района. До 2007 года завод был одним из немногих предприятий, не относящихся ни к одному из монополистов сахарной отрасли, и являлся одним из лучших заводов России. Но 2006 год оказался неудачным: оптовая цена на сахарный песок резко снизилась и удерживалась на низком уровне в течение трех лет. Себестоимость превысила отпускную цену, оборотных средств не хватало.

До ареста. В течение 2007 года отец активно искал инвесторов, занимался реструктуризацией долгов. С некоторыми банками было подписано соглашение о реструктуризации, ведь банки напрямую заинтересованы в возврате вложенных средств. Сбербанк участвовать в реструктуризации отказался, он пошел своим путем.

Арест и судьба предприятия. В ноябре 2007 года Сбербанк инициировал возбуждение уголовного дела в отношении Юрия Рудакова по факту организации незаконного получения кредита (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 176 УК РФ). Также Рудакову вменялась и часть 3 статьи 159 «Мошенничество», но ее доказать следствию не удалось. Статья 176 – это статья средней тяжести, удерживать по ней в СИЗО можно только полгода. По прошествии полугода Рудакову было предъявлено обвинение еще по одной статье – 199 УК РФ (п. «б» ч. 2), предусматривающей наказание за уход от налогов в особо крупных размерах.

С ноября 2007 года начались допросы руководителей и сотрудников холдинга. Дальше все произошло очень быстро. Рудакова изолировали, руководители входящих в холдинг предприятий вынуждены были признать свои предприятия банкротами. Однако, по оценкам тех же банков, даже при такой высокой кредитной нагрузке (3,1 млрд руб.), стоимость активов холдинга составляла 4,2 млрд руб. Несмотря на это, сахарный завод, как и все структуры холдинга, прекратил работу. Менее чем за год процедуру банкротства ввели во всех 17 обществах холдинга.

Основным кредитором Чернянского сахарного завода выступал Сбербанк (кредиторская задолженность – более 600 млн руб.). Балансовая стоимость завода составляла примерно 2,8 млрд руб., однако после череды неудавшихся торгов завод был продан всего за 137 млн руб. Очевидно, что при такой цене даже Сбербанк не смог покрыть убытки, не говоря об остальных кредиторах. Это наводит на мысль, что сахарный завод и был целью, а Сбербанк выступил только инструментом. Ведь логически и экономически банку не было никакого смысла таким образом решать проблему: выданный им кредит был в четыре раза больше объявленной продажной цены завода2.

2По данным газеты «Коммерсант» (Воронеж), Чернянский сахарный завод был продан ООО «Южные горизонты». Эта компания расположена в Краснодарском крае и, как сообщают источники газеты, является аффилированной структурой группы «Русагро» (см.: Тимошинов Е. «Южные горизонты» сладкого бизнеса. Чернянский сахарный завод продан гораздо ниже рыночной стоимости // Коммерсант (Воронеж). 2009. 3 июня. №98).

Обвинение. Обвинение построено на устных показаниях свидетелей – бывших топ-менеджеров, которые заявили, что лишь исполняли указания Генерального Директора, и в итоге были освобождены от ответственности в связи с деятельным раскаянием. По мнению следствия, незаконное получение кредита состоит в том, что руководитель знал о плохой финансово-экономической ситуации холдинга и тем не менее давал указания брать кредиты. Но для одобрения каждого кредита собирался кредитный комитет, он оценивал бухгалтерскую и управленческую отчетность, декларации, сотрудники банка подписывали решение о выдаче. То есть банк не мог не знать о ситуации в холдинге, к тому же, по словам сотрудников банка, холдинг являлся одним из ключевых клиентов. Как же можно обвинять человека в том, что кредиты брали незаконно? Но в деле Рудакова банк занимает позицию обманутой стороны (несмотря на то что холдинг работал с ним более пяти лет).

После года и трех месяцев знакомства с материалами дела и полугодовых судебных заседаний Рудаков признан виновным в незаконном получении пяти кредитов в белгородском филиале Сбербанка на общую сумму в 640 млн руб. Приговор – три года и шесть месяцев колонии-поселения. Также в течение трех лет Рудакову запрещено занимать руководящие должности.

Итог. Сахарный завод простаивал год, 1000 человек были без работы, налоги в бюджет не платились (сегодня предприятие в аренде, работает не на полную мощность, на производстве занято примерно 400 человек). Конечно, у завода были проблемы, но даже аудиторы и экономисты считали, что производство не следовало останавливать, нужно было лишь обязать отца реструктурировать долги. Уголовное дело было возбуждено в результате просрочки оплаты по одной кредитной линии. Задолженности по остальным четырем образовались после изоляции Рудакова – в результате полной парализации работы обществ. А что может сделать предприниматель, находясь в заключении?

Дело Рудакова показывает, что, несмотря на все указания президента о мерах, обеспечивающих нормальную работу бизнеса, пока ничего не действует. И если раньше для парализации деятельности предприятия заинтересованные лица обычно прибегали к статье 159 «Мошенничество», то сегодня можно констатировать, что в ход пошла еще одна статья – 176-я «Незаконное получение кредита».

Как Генеральному Директору защитить себя

Чтобы обезопасить себя, прежде всего Вы должны быть очень осторожны. При совершении сделки всегда рассматривайте, как ее последствия могут использовать враги (пусть пока и не существующие). Также внимательно следите за всеми кредиторскими задолженностями, чтобы, воспользовавшись ими и инициировав процедуру банкротства, на Ваше предприятие не вошли рейдеры. Если чувствуете, что компания не сможет вовремя погасить долг, сами обращайтесь в банк с предложением о реструктуризации. Кроме того, внимательно относитесь к уставным документам, периодически проверяйте, не появился ли у Вашей компании новый учредитель. Как ни банально это звучит, но нужно быть уверенным в чистоте своего бизнеса, ведь доказывать свою правоту легче, когда она есть.

Если же все-таки на Вас заведено уголовное дело, то предельно внимательно выбирайте адвокатов. Они должны работать исключительно на Вас, а не на правоохранительные органы, как это часто бывает. И если Вы уверены в своей правоте, то пытайтесь придать Ваше дело гласности. В любом случае занимайте активную позицию.

Экспертное мнение

Евгения Уткина Юрист коллекторского агентства «ЭтАп», Москва

Помимо статьи 176, в Уголовном кодексе есть еще одна статья – 177-я («Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности»), о которой Генеральным Директорам также не стоит забывать. Одно время юристы считали статью 177 «мертвой». Слишком много было препятствий для ее применения. Однако сейчас можно говорить о ее реанимации. Дело в том, что раньше расследованием дел по статье 177 занимались правоохранительные органы, а сейчас полномочия по проведению предварительного следствия делегировали сотрудникам Федеральной службы судебных приставов (ФССП). По статистике ФССП за 2008 год, в производстве дознавателей ведомства находилось более 250 уголовных дел по статье 177 и было вынесено более 20 обвинительных приговоров (для сравнения: в 2007 году имелся лишь единственный прецедент привлечения к уголовной ответственности по этой статье).

Возбудить дело по статье 177 могут, если после вступления в силу соответствующего судебного акта руководитель организации продолжает злостно уклоняться от погашения кредиторской задолженности в крупном размере. Под крупным размером понимается сумма свыше 250 тыс. руб. (ст. 169 УК РФ). А злостное уклонение означает, что должник не выполняет обязанности, возложенные решением суда, и при этом пытается скрыть имущество, передать его третьим лицам, уничтожить или фальсифицировать документы, содержащие сведения о наличии и движении денежных средств или иного имущества. Кстати, эти действия могут быть расценены как препятствия деятельности судебного пристава-исполнителя. Тогда руководителя могут привлечь к уголовной ответственности по другой статье – 312 УК РФ, а кроме того, возбудить дело по статье 159 «Мошенничество» (см. таблицу).


Однако если руководитель не уклоняется от исполнения обязательств и не чинит препятствий судебному приставу-исполнителю, но при этом средств для погашения долга действительно нет, то статья 177 УК РФ применяться не может. В целом лучше постараться уладить все споры с кредиторами до вынесения судебного решения. С любым кредитором можно договориться о наиболее приемлемом для обеих сторон способе погашения задолженности.

В каких случаях невозврат кредита может обернуться уголовным преследованием

Справка


Яна Яковлева окончила Московский институт электроники и математики по специальности «инженер-системотехник». В 1993 году познакомилась с будущим партнером Алексеем Процким, который в то время возглавлял лабораторию в Государственном научно-исследовательском институте химии и технологии элементоорганических соединений (ГНИИХТЭОС). По его приглашению начала работать в созданной им компании «Софэкс», стала одним из владельцев этой фирмы. С 1997 года по настоящее время занимает должность финансового директора компании «Софэкс».

«Бизнес-солидарность»

Сфера деятельности: практическая защита бизнеса

Форма организации: некоммерческое партнерство

Месторасположение: Москва


«ЭтАп»

Сфера деятельности: взыскание долгов с физических и юридических лиц, оказание консалтинговых услуг по организации соответствующих процессов

Форма организации: ООО

Месторасположение: Москва

Численность персонала: 190

Объем приобретенной задолженности: 6,2 млрд руб.

Ежемесячный объем работ по аутсорсингу: 500 млн руб.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа руководителя

Школа руководителя

Проверьте свои знания и приобретите новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...



Доставка новостей@

Оформите подписку, чтобы не пропустить свежие новости

150 000 + ваших коллег следят за нашими новостями





© 2011–2016 ООО «Актион управление и финансы»

Журнал «Генеральный Директор» –
профессиональный журнал руководителя

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Генеральный Директор». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.


  • Мы в соцсетях
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение! Это бесплатно и займет всего минуту!

Вы сможете бесплатно продолжить чтение этой статьи, а также получите доступ к сервисам на сайте для зарегистрированных пользователей:

  • методики, проверенные на практике
  • библиотека Генерального Директора
  • правовая база
  • полезные подборки статей
  • участие и просмотр вебинаров

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль