text
Генеральный Директор

Как у меня пытались отжать бизнес с помощью УБЭП

  • 23 февраля 2018
  • 17200
Основатель группы компаний «Орто-доктор», Курск
Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

В 2005 году я начал развивать сеть салонов ортопедических изделий, а в 2009‑м приобрел компанию с лицензией на протезирование в соседнем регионе. С этого момента стал создавать свое протезно-ортопедическое предприятие.

Пока производство было небольшим, и я нарабатывал базу пациентов, все было спокойно. Главным конкурентом оставалось государственно предприятие, где я в 2002 году начал карьеру управленца. В 2012 году его возглавил человек с большими связями в региональной власти и правоохранительных органах.

От бывших коллег я узнал, что мне предстоит борьба. На первом же общем совещании новый руководитель заявил, что его предприятие останется в Курске одно, а остальных он из региона выгонит. Особое внимание уделил моей компании.

Через пару месяцев ко мне пришли сотрудники УБЭП, изъяли сервер и вызвали для дачи объяснений по материалу проверки. Я окончил институт МВД и год отработал в УБЭП, поэтому не испугался, а скорее разозлился. Написал письмо начальнику УВД и указал, что буду жаловаться в МВД и Генпрокуратуру, а также Президенту. Через пару дней сервер вернули.

Потом возникали другие материалы других проверок. Я усвоил, что главное в таких случаях — не показывать страх. На даче объяснений нужно самому задавать вопросы, чтобы прояснить ситуацию и понять, какой информацией владеют оперуполномоченные.

Дальше пошла новая волна. Знаю, если кто‑то начинает «кошмарить» бизнес, то он будет постоянно писать жалобы и заявления, пока органы не соберут дополнительные доказательства.

Если есть цель отнять или задавить бизнес, могут найти покупателя с «грешком» или сотрудника, возможно бывшего, или поставщика, которые дадут против вас показания. В моем случае возбудили уголовное дело против моего клиента, якобы получившего деньги за несуществующий протез.


Многие инвалиды живут небогато и часто, когда совсем не на что жить, продают протезы протезистам или скупщикам, пускающим их в оборот. Инвалиду же возмещается стоимость протеза из бюджета. Фактически он приобретает протез, подает документы в соцорганы, и они компенсируют стоимость изделия. Это клиент и сделал. Ему было 30 лет, у него не было ни рук, ни ног, ему требовалось много денег на реабилитацию, кроме того, он поступал в институт.

Когда к инвалиду и его маме пришли из полиции, они испугались и обратились ко мне за помощью. Я им помог и сделал новый протез в долг.

Потом выяснилось, что они поругались с органами соцзащиты, когда требовали ускорить выплату, и та решила проверить все полученные ими средства реабилитации. Их, меня, моих сотрудников как свидетелей гоняли по допросам больше полугода. И это был уже не материал проверки, а уголовное дело.

Тогда нам удалось найти хорошего адвоката и прекратить дело. Причем на том этапе не пришлось заключать договор на большую сумму. Мы договорились с ним об оплате за каждое участие в процессе. Также попросили его найти знакомых адвокатов, чтобы они ходили с другими участвующими в процессе лицами.

Теперь я понимаю, что если дело возбуждено против вас, пусть и опосредованно, то важно все, что будут говорить его участники. Вся информация должна поступать в единый центр, где ее проанализируют юристы. На этом этапе уже можно писать жалобы на действия сотрудников правоохранительных органов в Прокуратуру, обращаться в рамках УПК в суд.

Но мои враги не успокоились и активно прессовали инвалида и его маму. Как позже выяснилось, они им угрожали и предлагали деньги, чтобы те изменили показания и свидетельствовали против меня. Я же упустил их из виду, и это аукнулось.

Через четыре месяца после прекращения дела меня снова вызвали к следователю, теперь уже в региональный отдел. После короткого допроса меня признали подозреваемым и задержали, поместив в изолятор. Обвинили в том, что я не выдал протез, а присвоил средства. Для меня это был шок. Что делать дальше?

Самый простой путь, который советовал и адвокат, — это воспользоваться на допросе статьей 51 Конституции, которая дает право каждому гражданину не свидетельствовать против себя и своих близких. Но я понимал, что раз меня поместили в изолятор, а цель — отнять бизнес, то такой аргумент даст право следователю отправить меня в СИЗО и фактически изолировать от бизнеса.

За эти двое суток я разработал стратегию ответов и перед допросом обсудил ее с адвокатом. Следователь взяла с места в карьер: «Ну что, берем 51‑ю и едем в СИЗО?» На что услышала в ответ, что я готов давать показания и буду отвечать на все ее вопросы. Она кричала, но вывести меня из себя ей не удалось. После допроса она поняла, что в суд ей для ареста предъявить нечего, и меня выпустили под подписку о невыезде.

После выхода из изолятора я дал открытое интервью региональному телеканалу, где заявил о том, что весь прессинг — дело рук конкурентов и их друзей в органах. Далее начались будни в следствии. Меня и моих сотрудников дергали на допросы, проводили обыски в офисе. На допросах мне угрожали, следователь вела себя сверхнагло. К сожалению, я не сразу стал записывать допросы на диктофон.

Я начал писать письма в федеральные органы: Генпрокуратуру, Следственный комитет, МВД и ФСБ. Описывал причины, почему именно они должны заниматься этим делом, а не местные власти. Написал письмо президенту России. После писем стало полегче. Видимо, одно или несколько из них достигли адресатов, и тон следователей изменился. Прессинг уменьшился.

Дело передали в суд. В суд я пригласил еще одного адвоката, и это также дало результат. В суде стоит говорить открыто и чаще заявлять о недовольстве доказательствами обвинения, но при этом советоваться с адвокатом. Не срываться и не конфликтовать с судьей. Почти все заседания суда открытые. Приводите побольше слушателей, приглашайте представителей СМИ. Это не даст суду возможность пойти на поводу у прокурора и следователей. до высоких структур

5 причин начать обучение в Школе генерального директора прямо сейчас!

  1. Практические знания по самым важным компетенциям: лидерство, менеджмент, маркетинг, продажи, финансы, налоги, бизнес-процессы.
  2. Лучшие авторы.Успешные управленцы делятся опытом построения и ведения бизнеса в российских и зарубежных компаниях.
  3. Официальное оформление. Вы получите удостоверение государственного образца о повышении квалификации.
  4. Дистанционное обучение. Для Вас возможен персональный график занятий без отрыва от работы.
  5. Выгодные условия. Подробнее о персональном предложении.


Мне инкриминировали часть 3 статьи 159 УК («Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения»). Прокурор просил почти три года лишения свободы. Однако в суде из прямых улик были представлены только показания мамы инвалида. Судья все же вынесла обвинительный приговор, назначив мне штраф в 430 тыс. руб. Как сказали адвокаты, при обвинении по части 3 статьи 159 УК это можно считать оправдательным приговором.

Считаю, что вышел сухим из воды, так как всего одно СМИ написало о приговоре суда, хотя дело было резонансным из‑за «обмана» инвалида. Остальные СМИ, зная, сколько я вкладываю в благотворительность и в решение общественных задач, не стали его освещать.

Еще одно подтверждение того, что моя репутация победила сфабрикованное дело: в том же году губернатор Курской области дважды наградил меня как лучшего представителя малого и среднего бизнеса региона. А еще через год глава Администрации Президента РФ на Санкт-Петербургском экономическом форуме вручил мне главную инвестиционную награду России — «Премию Развития».

Еще я не использовал хороший инструмент — не обратился к омбудсмену по защите прав предпринимателей. Такой представитель есть в каждом регионе и часто он бесплатно оказывает правовую поддержку, а кроме того, может быстрее достучаться до самых высоких структур.

В 2017 году арестовали тех, кто участвовал в прессинге моей компании, а мама инвалида дала развернутое интервью информационному агентству, которое занимается громкими журналистскими расследованиями в регионе. Она рассказала о том, как ее вынудили давать показания против меня. Теперь, спустя четыре года, у меня появился шанс обжаловать приговор.

Как вести себя при задержании

Если есть возможность и вы чем‑то болеете, постарайтесь как‑то обострить болезнь и вызвать скорую. Это потянет время и позволит вам побыть в изоляторе с адвокатом, а не сразу отправиться в камеру, где вас начнут обрабатывать разными способами оперативники.

Учитесь отключать эмоции. Не болтайте в камере лишнего. Выстройте логические цепочки, подготовьтесь к следующему допросу,

который обычно проводится в изоляторе в конце вторых суток для того, чтобы потом избрать меру пресечения. Часто, как и в моем случае, именно от этого допроса зависело, какая мера пресечения будет избрана далее: подписка о невыезде, домашний арест или перевод в СИЗО.

Не говорите сразу, что согласно статье 51 Конституции вы не будете отвечать на вопросы, так как по Конституции не обязаны

свидетельствовать против себя. В таком случае вы даже не узнаете вопросов, а значит, и того, что хочет от вас следователь и какими данными он располагает. Используйте аргумент про 51‑ю статью при ответе на скользкие вопросы или на вопросы, которые могут вам навредить. Хорошая формулировка ответа: «Не помню». Это позволяет «вспомнить» потом, когда настанет время или когда вы хорошо обдумаете вопрос.

В каких случаях публичное освещение уголовного дела может вам навредить

Андрей Саунин, Адвокат, Екатеринбург

Если против вас завели уголовное дело, тщательно следите за своими публичными действиями и высказываниями. Иначе можете себе навредить. Есть правило: не пользоваться телефонами, соцсетями, реже бывать на публике.

Согласно части 3 статьи 161 УПК следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без разрешения данных предварительного расследования и берет подписку с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 УК.

Как только взята такая расписка, нельзя разглашать сведения ни в соцсетях, ни по смс, ни даже соседу, который находится рядом с вами в ИВС.

За разглашение данных предварительного расследования лицо могут привлечь к ответственности по статье 310 УК. Наказание — штраф до 80 тыс. руб. либо штраф в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до трех месяцев. Даже звонок адвокату по общему правилу может стать доказательством вины по расследуемому делу, так как идет прослушка телефона подозреваемого, а не спецсубъекта — адвоката.

Если на допрос вызывают всех сотрудников, проследить факт неразглашения сложно, но таких свидетелей не трогают. Только если это свидетели, которые могут получить статус подозреваемых.

Публичные выступления подозреваемого в суде, официальные ходатайства и заявления для суда, следователя не являются разглашением данных предварительного расследования. Однако они могут быть расценены следователем или судом как действия, способные оказывать давление на расследование уголовного дела. Это может стать основанием для избрания меры пресечения или для ее изменения на более строгую. Это регулируется статьей 97 УПК.

Дознаватель, следователь, а также суд вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения. Это произойдет, если у них есть основания полагать, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Согласно статье 110 УПК мера пресечения изменяется на более строгую, когда меняются основания для ее избрания.

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Рекомендации по теме

Школа руководителя

Школа руководителя

Проверьте свои знания и приобретите новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Простите, что прерываем Ваше чтение

Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, многие статьи на нашем сайте находятся в закрытом доступе.

Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего 2 минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
Присоединяйтесь! Более 10 000 Ваших коллег уже здесь
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Простите, что прерываем Вас...

Чтобы обеспечить качество материалов, многие документы на нашем сайте находятся в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и вы сможете скачивать любые файлы. Это займет всего 2 минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
и скачать все файлы бесплатно
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подтвердите свободный доступ и получите все права пользователя Школы генерального директора.

Доступ открыт только для Вас и его нужно активировать именно сегодня, иначе он сгорит.

Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.